Ноготь-вольтметр

Опубликовано: 20 дней назад (25 ноября 2017)
Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 82
Ноготь-вольтметр

Я уже не один раз отмечал, что мудрый человек заранее знает и оценивает последствия своих деяний. Но мудрость - исключительное качество, достаточно редко встречающееся среди людей, особенно людей простого звания. Поэтому им настоятельно требуется задумываться о последствиях, когда они что-то предпринимают или что-то говорят. Но, в большинстве случаев, такие люди ведут себя совершенно бездумно.

Сейчас я расскажу к какой трагедии может привести безрассудная похвальба и глупый, как говорят молодые, выпендреж..

Давно это было - когда мать училась в техникуме, значит - сразу же после войны, в конце 40-х годов. В училище связи преподавал электрику приятель мамкиного ухажера. Был он парень простоватый, любящий прихвастнуть и покрасоваться собой. Деревенский, скажем так, неотесанный, но, при этом, отлично знающий свое дело. К тому же прошедший, хоть и не полностью, но, все-таки, войну и перед мальчишками, не хлебнувшими этого «счастья», чувствовал себя на недосягаемой высоте, все время пытаясь выказать свое превосходство перед ними.

Сейчас мало кто помнит, но тогда уже существовало два электрических напряжения - 220 вольт и 127. 127 пришло к нам с американским планом ГОЭЛРО, а 220 - из трофеинизированной Германии. Массовый перевод Москвы на 220 начался в 1950 году, а первые попытки проводились еще перед войной, хотя 127 сохранялось в Москве еще чуть ли не до середины 1970-х годов. Во всяком случае, в мое детство лампочки продавались, и на то, и на другое напряжение.

Поэтому в училище была представлена аппаратура двух типов - на 220 и на 127 вольт, чтобы ученики были готовы ко всему. Но отличия между этими агрегатами никакого не было. Те же самые провода, медные шины, ручки, рубильники, корпуса. Пластика тогда еще не было и в помине - одна только резина, да и та исключительно черного цвета. Поэтому разобраться - какое напряжение идет по проводу без соответствующего прибора было невозможно.

Вот с этого и начинается трагедия. С необходимости замерить напряжение. Приборы того времени, напоминали бронтозавров каменноугольного периода. Тяжелые, неуклюжие, громоздкие. Из не то, что носить с собой, в руках держать было довольно трудно. Но приходилось... с большим неудовольствием.

А у преподавателя на пальце, под ногтем или на ногте - точно не знаю, еще с фронтовых лет, имелся толстый сухой нарост. Что это было - мозоль или грибок, а может какая-то опухоль - неизвестно, но опытным путем проверено, что этот нарост почти не проводил электрический ток. Он узнал об этом совершенно случайно, когда неосторожно прикоснулся пальцем к открытой медной шине. Все завопили, а он ничего, кроме легкого пощипывания не ощутил. Это потрясло воображение молодого деревенского парня, который начал этим наростом тыкать по всем шинам без разбору и понял, что, если напряжение 127 вызывает лишь легкое пощипывание, то 220 жжется, а 380 жжет! Ноготь-вольтметр! Обалдеть! Прибора не надо!

И понеслось! Сначала он демонстрировал свои способности перед коллегами-электриками. Те охали-вздыхали, удивлялись, но не восхищались. Чему тут восхищаться? Люди взрослые - почти все войну прошли - насмотрелись всякого!

Тогда наш «факир» стал демонстрировать свои уникальные способности перед учениками. И, тут, он попал на благодатную почву, поскольку большинство из них были еще более темными, чем сам преподаватель. Дети-сироты войны, в основном. Некоторое время ему все было хорошо, Ученики дивились, восхищались, уважали...

Но всему на свете положен предел. В какой-то группе, после демонстрации фокуса с пальцем и слов «жжет - значит двести двадцать» один паренек, со словами: «Я то же так могу», приложил палец к оголенной шине. Может быть он и остался бы жив, если бы его отбросило назад, но он содрогнувшись всем телом, завалился на аппарат, попав, то ли головой, то ли плечами между шин. Ученики не предпринимали попытки спасти его, понимая, что с электричеством шутки плохи. Когда преподаватель, в два прыжка, долетев до рубильника, выключил электричество, парень был уже совсем мертвый.

Поднялся шум.

Но преподаватель был фронтовик, несчастный случай списали на глупость погибшего. Родителей у него, как у большинства послевоенных детей, не было. Поэтому плакать о нем никто не стал. А преподавателя, пропесочив на партсобрании с выговорешником отправили куда-то на периферию, где его след, за неимением в те годы средств связи, затерялся. Думаю, что там он, наконец, женился (в описываемое время он был еще не женат), остепенился и вырастил своих детей.

Вот такая трагедия проистекла из страсти одного к показушничеству, факирству, и полного кретинизма другого.

Но давайте задумаемся - трагедия ли?

С точки зрения индивидуума - да, но с точки зрения человечества - отнюдь нет. Наоборот - очищение генофонда. Дарвин отметил, что выживает сильнейший, но нам как-то под словом сильнейший видится гора мускулов. Ничего подобного! Заяц, уходя от волка полагается не столько на свои ноги, сколько на хитросплетение своих следов.

Сила не только в мышцах, но и в мозгах тоже!

Сейчас даже существует Премия Дарвина присуждаемая тем, кто погиб по собственной дурости, не оставив потомства.

Последующие поколения должны быть таким благодарны.
Теги: Люди
Выступление моей жены в "Дом Высоцкого на Таганке" | Смерть в колодце
 
Рейтинг: +1
 
Блог нравится:
 
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 
Присылайте фото в Расфокус-группы в   Вконтакте     Фейсбуке 
 ()
Фотограф
 ()
Фотограф Москва
 ()
Фотограф Москва
 ()
Санкт-Петербург
 ()
Фотограф Бузулук
 ()
Фотограф Москва
 ()
Фотограф Москва